Полина

Поделиться в facebook
Поделиться в telegram
Поделиться в linkedin
Поделиться в email
Поделиться в print

Я живу с сахарным диабетом первого типа 14 лет, заболела в 12. Родители предполагали, что у меня может быть диабет, потому что в семье были случаи диабета, но, правда, второго типа. Это случилось в лагере. Я стала резко терять вес и пить очень много воды. К сожалению, тогда никто не обратил на это внимание, потому что было лето и все дети много пили. После манифестации диабета прошло 4 месяца, когда мы с бабушкой пошли в поликлинику к врачу в маленьком городе Днепропетровской области. Мне делали стандартные анализы, и мы отправились домой. По дороге к нам подъехала скорая и сказала бабушке, что у меня, скорее всего, сахарный диабет. Сахар в крови был тогда 28 ммоль/л.

Мой диабет и гипогликемия

Раньше, когда я пользовалась человеческими, а потом и современными инсулинами, я очень часто сталкивалась с гипогликемией. На инсулинах предыдущих поколений мои сахара прыгали от 3 ммоль/л до 9 ммоль/л. Часто бывали ночные гипогликемии. Так как я довольно экспрессивный и эмоциональный человек, попросту говоря, холерик, то мой гликированный гемоглобин оставался на уровне 8-9%.

Полтора года назад я перешла на более современную терапию – инсулины нового поколения – поэтому сахар стабилизировался на уровне 5-6 ммоль/л. Я перестала испытывать ночные гипогликемии, мой сахар очень стабильный на протяжении дня (если, конечно, не грешить «неучтенными» быстрыми углеводами и кушать вовремя).

Если у меня сейчас и случается гипо, то потому что я съела меньше, чем рассчитывала, или перенервничала.

Страх перед гипо

Конечно, некоторый страх присутствует. Я боюсь, что гипогликемия «догонит» меня в самый неподходящий момент. Например, когда я буду в центре внимания. На публичные выступления я всегда выхожу с сахаром выше нормального – около 12 ммоль/л, после выступления он резко снижается, и глюкометр показывает 5 ммоль/л. Если бы я выходила с сахаром 6 ммоль/л, то я бы не могла закончить выступать, мне бы потребовалась помощь.

Но самый важный страх – это страх за мое будущее и мое здоровье. Чем дольше я живу с диабетом, тем больше я задумываюсь о состоянии своего здоровья в будущем. Я понимаю, что каждая гипогликемия нарушает работу моего организма. Я знаю, что страдает мое зрение, начинают хуже работать мои сосуды, мои почки. В такие моменты приходит понимание, что надо себя беречь. Каждый год я ложусь в стационар для контроля моего состояния. И каждый год находятся новые проблемы, причиной которых стал не полностью компенсированный сахарный диабет.

Поэтому я выбираю более качественное лечение, более новые препараты, более здоровый и осознанный образ жизни. Диабет помогает полюбить себя, заботиться о своем физическом и ментальном здоровье. Я верю, что диабет – это не точка в жизни, это запятая, после которой можно строить карьеру, создавать семью, расти и развиваться.